Электронная версия журнала

Последний поезд

версия для печати версия для печати

ПОСЛЕДНИЙ ПОЕЗД

(Фрагмент второй части. Первая часть опубликована в №8).

 

ПРЕДСМЕРТНАЯ ПРОСЬБА РИХАРДА РЕТИ

Из Сабановского лесничества Троицкий вернулся в Пензу, по всей видимости, не в апреле 1927-го, как, напомним, зафиксировано в его личном деле в облархиве, а под новогодние праздники 1928-го. Василий Платов тогда сообщил в «Шахматах», что отец этюда «состоит инструктором при местной шахсекции, а также редактирует шахматный отдел в пензенской «Трудовой правде»...

Удивительным образом совпало, что аккурат в это же самое время и другой гениальный российский композитор – Леонид Куббель, становится шахинструктором. В 1927-1928 годах он читает курс «этюдной и задачной композиции» на первых Ленинградских курсах шахматных организаторов.

Именно в бытность шахинструктором Троицкий получил конверт с чешскими марками – от Рихарда Рети, попросившего российского коллегу проверить только что рожденный этюд... Опытнейший историк шахмат из Брно Ян Календовский поделился со мной, что согласно сообщениям чешских изданий того времени, Рихард с супругой возвратились из долгого северного (Швеция – Норвегия) турне в конце апреля 1929-го, и что перед большим турниром в Карлсбаде гроссмейстер намеревался посетить еще и Исландию. "Это будет для меня очень интересная поездка, – заявил Рети, – в Исландии 100.000 населения и 100.000 исландцев играют в шахматы!".

 

Прага, отель "Палас", где Рихард и Рогнеда снимали номер с конца апреля рокового 1929-го, возвратившись из турне по Скандинавии.

 

А 12 мая в шахматном отделе одного из чешских изданий Сало Флор сообщил, что его матч с Рети отложен на неопределенное время ввиду того, что его соперник, к сожалению, находится в больнице... И по всей видимости, уже будучи госпитализированным в тяжелом состоянии, Рихард и написал Троицкому в Пензу, а письмо отправляла, конечно, Рогнеда – Ная Городецкая, постоянно дежурившая у больничной койки любимого супруга.

 

Рихард Рети и его фея Рогнеда – Ная Городецкая (3-я слева в 1-м ряду, рядом с супругом) – среди участников турнира в Тренчанске-Теплице, май 1928-го.

Инфекционное отделение пражской больницы – Bolnica na Bulovce. Отсюда, с больничной койки Рихард Рети отправлял письма со своими этюдами в Ленинград, в "Шахматный листок" и в Пензу Алексею Троицкому. Здесь великий шахматист встретил свой смертный час 6 июня 1929-го в 11 утра... В это же инфекционное отделение в январе 43-го доставили Александра Алехина с так же тяжело протекавшей скарлатиной...

Вскоре по получении письма из Праги до Троицкого дошла ужасная весть о скоропостижной кончине выдающегося гроссмейстера и композитора, и он тут же отправил его этюд Василию Платову. Опубликовав вскоре миниатюру трагически ушедшего в 40 лет Рети, Василий Николаевич пояснил, как она оказалась у Троицкого.

 

В посмертно опубликованном этюде виднейшего шахматного гипермодерниста по ходу увлекательного действа будет искрить соотношение «два коня против черной пешки», «коронка» Троицкого. Вот Рети к нему и обратился за помощью…

1.Na4+! Kb4. А ежели 1…Kc4, поближе к центру, то 2.Ng6 Kd5! 3.Nе7+ Kc4 4.Ng8 Rd5+ 5.Kg6 Rd6+ 6.Nf6 Rd8 7.Nd7! (7.Kg7? Kd4!) 7…Rh8 8.Nac5 c6 9.Kg7 Rxh7+ 10.Kxh7 и далее тропинками, исхоженными лесничим Троицким.

2.Ng6. Наряду с австрийцем П. Кругом, и также, естественно, в «обнимку» с железным другом, регулярно выявляет дефекты в этюдах классиков и простых смертных и аргентинский композитор Марио Гарсия. И вот им рекомендован здесь выигрывающий ход другой лошадью – 2.Nc5! Rh8 3.Nfd3+ Kc4 4.Kg6 Kd4 5.Kg7, и это мы уже проходили.

2…Kxa4. А если 2…с5? Рети считал, что в этом случае белые побеждают после 3.Kf6!, и марш-бросок черной пешки нестрашен: 3…с4 4.Ke7 Rc8 5.Nb6 c3 (5…Rc7+ 6.Nd7) 6.Nxc8 c2 7.h8Q c выигрышем. Однако тот же аргентинец Марио предложил 3…Rb8! и далее 4.Nb2 c4 с ничьей.

Ну, а замысел Рети – 3.Kf6 c5 4.Ke7 Ra8 5.Nf8 Ra7+ 6.Nd7 Ra8 7.Nb6+, и приманка черного короля на а4 сработала!

И еще такое ответвление: 1…Kb3 2.Ng6 Rd5+ 3.Kg4 Rd4+ 4.Kf5 Rd5+ 5.Ne5 Rd8 6.Nf7(будь сейчас король на b4,конек достал бы ладью вилкой на с6) 6…Ra8 7.Nc5+ Kc4 8.Ne6 и т. д.

Рядышком с этюдом Рети на полосе – посвященная ему известная шестифигурка Владимира Нейштадта (его отец и мой дед – родные братья), получившая 1-й приз на конкурсе «Шахмат» за 2-е полугодие 1929-го. Далее цитирую культовый «Советский шахматный этюд» (М., 1955): «1.Bd6+ Kf7 2.Bf4! (2.Bc5? Kg6! 3.Kxg8 Kg5, спасая коня и достигая ничьей) 2…Kf8 3.Bh6+ Kf7 4.Be3 Kf8 5.Bc5+ Kf7 6.Bxg1 Kf8 7.Bc5+ Kf7, и следующим ходом черные вынуждены снять защиту со своего слона, после чего они проигрывают. Уникальная позиция, в которой две легкие фигуры выигрывают при наличии у противника равноценного материала».

Но по Налимову забракованное и комментатором «Советского шахматного этюда» великим М. Либуркиным 2.Bс5 (как и указанные в Tablebases 2.Bа3, Bb4) также ведет к победе (после 2…Kg6(f6) 3.Kxg8), правда, в 60 с гаком ходов.

И что интересно… 17-я статья международного кодекса шахматной композиции гласит: «Если это явно не указано в задании, правило 50 ходов неприменимо к решению шахматной композиции, кроме как в случае ретрозадач». То есть как этюд сверхминиатюра В. Нейштадта (старшего) единственного решения не имеет. А ежели ее квалифицировать как концовочку шахматной партии, то, например, 2.Bс5 не есть другое решение – в практических-то шахматах (очных) правило 50 ходов действует для всех вариаций эндшпиля. Добавим – если к тому же на протяжении этой полусотни ходов не будет сделан хоть один ход пешкой, но ведь в позиции Нейштадта (ст.) пехотинцев и нет…

 

Фотографии присланы автору известным чешским историком Яном Календовским.

Оставьте сообщение по теме: "Последний поезд"
Имя:
Текст:
Введите число на картинке:
Адрес редакции: 119019, г. Москва, Гоголевский бул. д.14
Телефон: 8 (495) 691–03–34
E–Mail: 64magazine@gmail.com
Товаров: 0
Сумма: 0 руб.